2019-11-21
Китайские драконы вышивки. Классическая вышивка азиатские ...

В цифрах. Азиатские драконы. Четыре маленьких азиатских дракона










1

из 13

Презентация на тему:
Новые индустриальные страны: «Азиатские тигры»

№ слайда 1


Описание слайда:

№ слайда 2


Описание слайда:

Введение«Азиатскими тиграми» принято называть Южную Корею, Сингапур, Гонконг и Тайвань – страны, продемонстрировавшие с начала 1960-х годов настоящее экономическое чудо. Позже к ним примкнула Малайзия. «Азиатские тигры» смогли за несколько десятилетий превратиться из отсталых стран в передовые страны Азии. Этому способствовало несколько факторов, прежде всего жёсткая экономическая политика правительств и помощь развитых стран.

№ слайда 3


Описание слайда:

История образованияПоявлению «азиатских тигров» немало способствовала холодная война. Все будущие «тигры» управлялись радикально антикоммунистическими режимами. Во времена войны в Индокитае государства Восточной Азии находились на передовой линии борьбы с коммунизмом, и поэтому могли рассчитывать на западное содействие, в том числе и финансово-технологическое. Западная помощь и льготные займы, действительно, поступали туда в немалых количествах. Без этих капиталов восточноазиатское экономическое чудо либо вовсе бы не состоялось, либо произошло бы много позднее.

№ слайда 4


Описание слайда:

Представление об «Азиатских тиграх»В целом экономическая политика «тигров» первой волны — Кореи, Сингапура, Тайваня, Гонконга — имела ряд общих черт. Экономическая стратегия была продиктована не столько их мудростью, сколько географией, историей, внешней политикой. Все страны «четверки» были почти лишены запасов полезных ископаемых, но зато в их распоряжении имелись запасы дешевой и исключительно дисциплинированной рабочей силы.

№ слайда 5


Описание слайда:

ГонконгГонконг с 1997 года является частью Китая, пользуясь при этом широкой автономией. Это важный центр международных финансов и торговли, а уровень концентрации штаб-квартир является самым высоким в Азиатско-Тихоокеанском регионе. По показателям ДВП и валового городского продукта Гонконг является наиболее богатым городом в КНР.

№ слайда 6


Описание слайда:

ГонконгГонконг обладает малым количеством пригодной для возделывания земли и скудными природными ресурсами, поэтому вынужден импортировать большую часть продуктов питания и сырья. Автономный статус территории позволяет ей выполнять роль ворот для инвестиций и ресурсов, направляющихся на континент. Экспортируемые товары: электрические машины и приборы, текстиль, одежда, обувь, наручные и другие часы, игрушки, пластик, драгоценные камни, печатные материалы.

№ слайда 7


Описание слайда:

ТайваньТайвань это остров в Тихом океане, в 150 км от восточных берегов материковой части Китая. Последний называет Тайвань своей мятежной провинцией, хотя тот де-факто является независимым государством. Быстрая индустриализация и экономический рост во второй половине XX в. сделали Тайвань одним из «четырех азиатских тигров», наряду с Сингапуром, Южной Кореей и Гонконгом.

№ слайда 8


Описание слайда:

ТайваньТайвань является крупным экспортёром капитала в мире, особенно в Юго-Восточную Азию. в судоходстве Тайвань является одним из мировых лидеров по производству спортивных яхт. Тайвань также является одним из мировых лидеров по выпуску обуви (особенно спортивной), спортивной одежды и инвентаря (теннисные ракетки, мячи и т. д.). Важную роль в экономике страны играет туризм. Экономика острова зависит от импортного топлива, сырья, продовольствия и оборудования, на экспорт идут готовые изделия современной промышленности.

Описание слайда:

Сингапур Сейчас эта страна имеет один из самых высоких показателей использования роботов в промышленности. В Сингапуре активно развиваются наукоемкие отрасли высоких технологий. О мировом значении сингапурской электроники красноречиво говорит тот факт, что крохотное государство Сингапур является лидером по выпуску жёстких компьютерных дисков (половина мирового производства), а также крупным экспортёром часов, радиоприёмников и телевизоров.

№ слайда 11


Описание слайда:

Южная Корея Республика Корея государство в Восточной Азии, расположенное на Корейском полуострове. Неофициальное название страны, широко употребляемое в средствах массовой информации- Южная Корея. Всего за несколько десятилетий стране удалось сделать свою экономику одной из ведущих в мире.

Описание слайда:

ЗаключениеПоразительные успехи целого ряда государств на пути модернизации общества, стремительного прыжка из традиционного аграрного в индустриальный и постиндустриальный мир способствовали их превращению в крупных игроков глобального экономического пространства. Термин «азиатские тигры» прочно укрепился в мировой научно-публицистической литературе. Он в полной мере соответствует мощной динамике социально-экономических преобразований в обществе за относительно краткий промежуток времени.

Это уважительное прозвище, уже превратившееся, пожалуй, в термин, относится к Сингапуру, Гонконгу, Южной Корее и Тайваню. Причина? Стабильно высокие показатели роста экономики этих стран, уверенно взбирающихся по ступеням развития собственного хозяйства, оттесняющих конкурентов. «Сейчас окончательных, итоговых цифр 1987 г. еще нет, но некоторые подсчеты сделаны. Двенадцатипроцентный рост валового национального продукта достигнут в Южной Корее, десятипроцентный — на Тайване, восьмипроцентный — в Сингапуре. Гонконг, как кажется, тоже не отстает; и это при том, что для развитых стран и пять процентов — достижение». Так начинается статья в московской газете «Правда» (5.1.1988), само появление которой было немыслимо еще пару лет назад. Называется она «Драконы и компьютеры»: «.Старые клише отмирают медленно. Когда-то укоренилось и для многих осталось истиной такое представление: «драконы» выпускают низкокачественную электронную дребедень, игрушки, текстиль, подделки. Делают это малограмотные пролетарии в небольших душных мастерских за грошовую плату. А если и производят там что-то хорошее — так то по лицензии западных фирм. Многое из сказанного справедливо, но теперь уже только для самых «нижних этажей» экономики «четверки». А верхние. Помню свои впечатления от поездки в такие города, как Сингапур или Куала-Лумпур и Пенанг в Малайзии. Сквозь «вечную» экзотику старых азиатских кварталов проросли стеклянные громады небоскребов, нашпигованных сверхсовременной техникой. Да, мир в целом меняется быстро, а азиатская его часть — еще быстрее. Вот некоторые факты, встреченные недавно в сингапурском бюллетене «Миррор». Еще три года назад экспорт четырех «драконов» в США составил почти 60 процентов от японского. Вдобавок, разбогатевшие компании из этих стран вывозят капиталы в развивающиеся страны, строят свои предприятия в Америке и Западной Европе. Тайвань намечает цель: вывозить в США современной электронной техники на 4 млрд долларов. Аналогичная продукция Сингапура стала постоянным участником выставок во многих развитых странах мира. Южнокорейский концерн «Тэву» сам разработал компьютеры, подключающиеся к системам американской фирмы ИБМ, а автомобильная «Хюндэй» экспортирует про дукцию в США на сумму 14 млрд долларов в год и теснит японских конкурентов. Как видим, тут не только текстиль и игрушки, «драконы» прославились продукцией как раз самых современных отраслей. По существу, они сейчас делают то, что лет 10-15 назад делала Япония. Что же происходит и к чему идет дело? К усложнению окружающего нас мира. Раньше все было просто: одно государство начинало производить больше, другие теряли свои позиции. Сейчас вместо этого создается все более сложная система переплетения экономических взаимоотношений, которая влияет, конечно, и на политику. Появление и поведение новых «драконов», может быть, и раздражает старые промышленные державы, но обойтись одни без других уже не могут. Пониманию реальной картины дела всегда мешал особый статус трех из четырех «драконов». Южнокорейский режим, созданный американцами на разделенном полуострове. Тайвань — крепость гоминьдановских властей, вышвырнутых из Китая. Гонконг — английская колония, которая только через девять лет будет возвращена КНР. Конечно, политика сыграла свою роль, помогла притоку западных капиталов. Но капиталы дают здесь прибыль выше, чем в других местах. Перепад в уровнях зарплаты (расходы на нее «Дженерал моторе» в Южной Корее в 12 раз ниже, чем в США)? Тоже верно, хотя и здесь за последние годы многое изменилось. Но, думаю, объяснять драконьи успехи как своего рода аномалию мировой экономики не очень-то справедливо. По крайней мере, не следует этими факторами заслонять еще один, на мой взгляд, самый важный. Помню невысоких худеньких людей в неизменных очках, склонившихся над дисплеями, их неуемную жадность ко всему сверхсовременному, эффективному, лучшему; их аккуратных детишек, увлеченных электроникой. Всему этому и поучиться бы не мешало…». Через 12-15 лет московский служащий сможет позвонить своему японскому коллеге, говоря в трубку по-русски, а тот будет слышать его по-японски. Японец будет говорить по телефону на японском языке, а москвич будет слышать речь своего собеседника уже в русском автоматическом переводе. В Пекине парализованные смогут обрести контроль над своим телом после трех недель лечения. Тоже к концу века в Сингапуре хирурги обещают научиться извлекать и «промывать» пораженные раком части человеческого организма. В Гонконге будут разводить свиней размером с гиппопотама, а также овощи — но высокого качества, которые будут плодоносить шесть раз в год в индустриальных многоэтажных огородах. Будущее азиатского континента, разумеется, не безоблачно. Никто не знает, удастся ли американцам сохранить свое военное присутствие на Филиппинах и сможет ли Китай преодолеть бюрократический стиль управле ния; Тайвань продолжает страдать от международной изоляции (отсутствие места в ООН и дипломатические отношения всего лишь с горсткой государств) и формального состояния войны с КНР вот уже сорок лет, а Гонконг к 1997 г. возможно воссоединится с КНР. Заезжим бизнесменам их тайваньские коллеги говорят с улыбкой: «Что вы упрямитесь. Закрывайте ваши заводы. В Западной Европе вырабатывается в год по 250 тонн стали на душу населения. На Тайване мы производим сегодня по 600 тонн и наша сталь лучшая в мире, так как наше оборудование более современное, чем в Японии». И это не блеф. 20 млн жителей Тайваня экспортируют почти во все страны мира половину производимой ими продукции, имеют уровень жизни один из самых высоких в Азии (3700 долларов в год на одного жителя, третье место после Японии и Сингапура), располагают наиболее крупными в капиталистическом мире после ФРГ валютными запасами (более 50 млрд долларов). Инфляция отсутствует, хотя 40 процентов государственного бюджета Тайваня уходит на оборону. Пытаясь объяснять истоки тайваньского «экономического чуда», западники ссылаются на исторически присущее китайцам обыкновение вести свои дела, полагаясь не на бесчисленные указания сверху, а на собственную предприимчивость. Да и китайский образ мышления коренным образом отличен от европейского. Западные журналисты как анекдот рассказывают об одном тайваньском фабриканте, который вдруг перестроил свое производство на выпуск переносных вентиляторов, а шесть месяцев спустя уже экспортировал в США полсотни тонн пластмассовой посуды. Островные китайцы, помимо фальшивых швейцарских часов, изготовляют идеально выполненные копии персональных компьютеров ИБМ и программ к ним — и все это по бросовым ценам и сотнями тысяч штук. К тому времени, когда крупные империалистические монополии найдут эффективные способы борьбы с этим пиратством в электронике, на Тайване наверняка освоят собственные технологии. В сорока километрах к югу от Тайбея, столицы острова, уже раскинулся на 2500 гектарах город науки, равного которому нет в Азии — с двумя университетами, крупным исследовательским центром и множеством опытных производств. В этом Индустриальном парке принимают с распростертыми объятиями ученого с перспективной научной идеей, помогают воплотить ее в жизнь, предоставляют кредиты, оборудование, персонал и т. д. Условий немного: новая технология должна быть экономически чистой, а 10 процентов прибыли ученый с гениальными идеями обязан использовать на научные исследования в рамках своего производства. Приглашая к себе иностранцев, страдающих от всеобщей не- разворотливости у себя дома, тайваньцы разрешают им открывать собственное дело, подобно 300 тыс. местных предпринимателей. Тайвань грозится меньше чем через десять лет выйти на уровень новейших разработок по электронике и биотехнологии, что очень беспокоит Японию. Западноевропейские и американские менеджеры завидуют своим коллегам из новых индустриальных стран — у азиатов, этих новоиспеченных пролетариев, подобно у ремесленников, отпуска и зарплата столь же мизерны как льготы и пенсии, а рабочая неделя длинная и нет профсоюзов. В Южной Корее работают в среднем по 57 часов в неделю, отдыхают от 3 до 6 рабочих дней в году. В Европе и в России так эксплуатировали рабочих в XIX веке и до 1917 г. Хозяева Сеула оправдываются, что тамошний люд работает во славу родины, а не ради барышей и потребительства. После войны в Корее 50-х гг. Ким Во Чонг продавал газеты на улице. А в 1987 г. оборот возглавляемого им конгломерата «Даэво» превысил 9 млрд долларов. Половина готовой продукции идет на экспорт. В числе 24 филиалов концерна на южнокорейской территории — судоверфи, автосборочные конвейеры, крупнейший в мире текстильный комбинат, заводы по производству роботов и волоконнооптического кабеля. «Даэво» выпускает ежемесячно 10 тыс. персональных компьютеров и 1,5 тыс. пианино. Господин Ким «весит» 8% валового национального продукта и 10% экспорта Южной Кореи. Сам он удовлетворяется 6 тыс. долларов зарплаты в месяц, жена его работает, а сверхприбыли он перечисляет в фонд национальной патриотической организации. Таким способом Ким Во Чонгу легче поддерживать железную дисциплину персонала, который униформой и ежеутренними построениями — на физзарядку, с последующим исполнением национального гимна — напоминает больше военный сбор, чем собрание мирных тружеников. Такие традиции дают возможность Чонгу предполагать, что и бунтующие на улицах Сеула студенты, повзрослев, также будут вытягиваться в струнку, заложив руки за спину, перед начальством и требовать к себе такого же раболепия от нижестоящих по табелю о рангах. Южнокорейская фирма «Хюндаи» сумела выйти на первое место на автомобильном рынке иномарок в Канаде, оставив позади себя японских гигантов «Хонду» и «Тойоту». В США та же фирма продала 100 тыс. автомобилей менее чем за полгода — абсолютный рекорд для иностранной фирмы, годом ранее еще никому не известной. И это только начало. Так как уже знакомый нам концерн «Даэво» в 1987 г. выпустил со своего роботизированного завода в Инхоне первые 350 тыс. автомобилей, 200 тыс. из которых под американской маркой «Дженерал моторе» (такого рода партнерство оговорено контрактом) поступили в США. Четверть телевизоров и 15% видеомагнитофонов, продаваемых в США, снабжены заводским клеймом «Сделано в Корее». В Сувоне, на самом крупном в мире комплексе заводов электроники, фирма «Самсун» ежегодно производит 2,5 млн телевизоров, 1,5 млн видеомагнитофонов, 2,4 млн микроволновых печей, а также 10% объема мировой торговли микрочипов большой мощности. На сегодня южнокорейцы продолжают оставаться первым в мире экспортером обуви, в особенности спортивной. Прорыв Южной Кореи на мировые рынки произошел не только в сфере потребительских товаров. Те же компании сумели получить и крупные заказы на строительство промышленных объектов «под ключ», полностью оборудованных: завода по опреснению морской воды в Саудовской Аравии, нефтехимического комплекса в Иордании, морских платформ для нефтедобычи, новых городов и т. д. За последние 10 лет Южная Корея сумела захватить 20% мирового рынка судостроения. Концерн «Даэ- во» подписал контракт на строительство для США 12 судов-контейнеровозов на сумму 570 млн долларов. А со стапелей фирмы «Хюндаи» сходит в год по 80 судов, в том числе 30 нефтяных танкеров. По объемам ежегодного экспорта Южная Корея вышла на 12-е место в мире — не имея практически никаких ценных запасов природного сырья, со своими 40 млн населения на территории, составляющей лишь одну четвертую часть площади такой страны, как Франция. В 1981-1986 гг. ВНП этой страны возрос на 45%, а объем выпуска промышленной продукции на 60%. Средний доход на душу населения за последние двадцать лет увеличился с 80 до 2500 долларов. Япония уже ощущает на своей спине жаркое дыхание конкурента. Южнокорейцы заявляют, что не позже, чем через пять лет они догонят по электронике своих бывших колонизаторов. В стране Ясного Утра труженики встают еще раньше, чем в Стране Восходящего Солнца, и южнокорейцы считают японцев ленивыми! 98% южнокорейских детей заканчивают среднюю школу, многие продолжают учебу после очень серьезных конкурсных испытаний. Начиная с 1987 г. 50 наиболее крупных компаний страны вложили 3,5 млрд долларов в исследовательские работы в сфере производства микропроцессоров, видеомагнитофонов и телекоммуникаций. «Самсун» уже имеет свою собственную «Кремниевую долину». И таких научных парков, наподобие калифорнийского, в Южной Корее несколько, хотя и меньших масштабов. Режим южнокорейской военной диктатуры делает все для того, чтобы подавить оппозицию, протестующую — даже попав за тюремные решетки — против политики сверхэксплуатации масс. Правительство отвечает, что значительная часть доходов от экспорта идет на обслуживание внешнего долга (48 млрд долларов на 1987 г.), что ежегодные военные расходы составляют 6% ВНП (в Японии лишь 1 %), что даже и экспорт уже не может считаться панацеей, так как ведущие западные страны воздвигают таможенные барьеры перед «азиатскими драконами». Последние делают то же самое. Капиталовложения иностранцев в Южной Корее оцениваются в 200 млрд долларов, и такие масштабы не очень нравятся местным властям. В начале 1987 г. на стенах домов в десятимиллионном Сеуле можно было прочитать лозунг: «Тот KTO курит иностранную сигарету — предатель родины». Это после того, как под давлением Вашингтона Сеул вынужден был разрешить ввоз в страну сигарет, правда, после взимания с американцев 300% пошлины. Курить вредно — лучше ходить в театр или заниматься спортом. В одной только столице свои помещения имеют свыше 150 театральных трупп, финансируемых частными промышленными компаниями, а на Азиатских играх в Сеуле в 1986 г. (генеральная репетиция Олимпийских игр 1988 г.) Южная Корея завоевала 93 золотых медали — на одну меньше, чем КНР, а извечный исторический соперник Япония — только 57 медалей. У японцев в отношении южнокорейцев есть и серьезные разногласия. То, что Япония привыкла делать на мировых рынках с другими, сейчас делает с ней. Южная Корея, которая на японских лицензиях, технологиях и оборудовании производит товары по себестоимости ниже японских. Стремительный южнокорейский экономический взлет удивляет настолько, что западные журналисты при описании схожих попыток других стран употребляют выражения типа «Будущая Корея Запада?» — таков, к примеру, заголовок экономического обзора по Турции в газете «Фигаро» (11.6.1987). В США своеобразным образом отреагировали на экономические успехи новых индустриальных стран Азии. Ниже следует статья из газеты «Вашингтон пост» (30.1 1988): «Один комитет на уровне кабинета рекомендовал, чтобы президент Рейган отменил специальные торговые привилегии, которыми пользуются четыре быстрорастущие азиатские страны, чье резко увеличившееся активное сальдо в торговле с США создало серьезную экономическую проблему для американской администрации Как сообщают, ожидается, что президент одобрит решение экономического совета при президенте, которое, возможно, будет объявлено уже в субботу и вступит в силу с января будущего года. Эта мера отражает недовольство администрации так называемыми «Четырьмя тиграми» Азии — Гонконгом, Сингапуром, Южной Кореей и Тайванем, темпы роста экономики которых, выражающиеся двузначными цифрами, в значительной мере были достигнуты за счет их торговли с США. Эта мера также отражает укрепление положения этих стран как индустриальных держав. Эти страны, вероятно, будут вычеркнуты из списка 140 менее развитых стран, которым разрешается беспошлинно импортировать в США многие товары по всеобщей системе преференций, в результате чего они получат такой же статус, как Япония, Западная Германия и другие индустриальные страны. Как заявил год назад представитель США на торговых переговорах Клейтон Ииттер, эти четыре ставшие недавно ин дустриальными страны Азии получили по программе всеобщей системы преференций в общей сложности 5,3 млрд долларов благодаря беспошлинной торговле. По существу статус, позволяющий беспошлинный импорт товаров, привел к сокращению цен на товары из этих стран, продаваемые в США, обеспечивая им значительное преимущество перед конкурентами. Согласно подсчетам южнокорейских экономистов, эта акция США приведет к сокращению экспорта в США на 300 млн долларов в год. Никаких прогнозов в отношении других стран получить не удалось. По данным «Ферст Бостон корпорейшн», дефицит американской торговли с четырьмя этими странами вырос с 30,7 млрд долларов в 1986 г. до 37,2 млрд в прошлом году и в настоящее время превосходит американский дефицит в торговле с Западной Европой, который уменьшился с 32,7 млрд долларов в 1986 г. примерно до 30 млрд в прошлом году. Как ожидается, это решение, принятое во вторник, вызовет протесты в этих четырех странах, которые являются верными союзниками США». Американцы всерьез вознамерились «тормознуть» упомянутую азиатскую четверку. Сингапурский корреспондент японской газеты «Нихон хэйдзай» (23.11.1987) сообщал, что «в 1988 г., судя по всему, замедлятся темпы экономического роста новых индустриальных стран Азии в связи с сокращением заказов на их продукцию и уменьшением объема инвестиций, связанным с нынешним глобальным падением курсов акций Полагают, что прирост экономики в Южной Корее, Сингапуре, Тайване и Гонконге составит не более 5-8 процентов. Особенно резкое замедление темпов развития хозяйства ожидается в Гонконге из-за сокращения экспорта в США. Спад в поставках на американский рынок является также главной «больной проблемой» Сеула и Тайваня. На экономику Южной Кореи, в частности, оказывают негативное влияние повышение курса ее валюты в связи с удешевлением доллара и сохраняющаяся политическая нестабильность, вызванная приближающимися президентскими выборами. Сеул намерен добиваться в будущем году 8-процентного прироста экономики, однако имеются опасения, что эта цель не будет достигнута» * * *

Китай, Япония, Южная Корея и другие государства АТР стремительно наращивают расходы на вооружение. Расходы на военные программы и модернизацию ВС растут такими темпами, что эксперты стали поговаривать о возможной схватке между азиатскими державами. Внимание всего мира приковано к Украине, а Азиатско-Тихоокеанский регион тем временем быстро нагревается…

Напомним, три недели назад правительство Синдзо Абэ приняло резолюцию, разрешившую вооружённым силам Японии действовать на территории других стран. Основное условие, которое Япония поставила сама себе: необходимость защитить «дружественные страны».


Резолюция предписывает «минимально необходимую» помощь тем государствам, с которыми Токио имеет дипотношения и тесные связи. При этом военная помощь может быть задействована лишь в том случае, если прочие средства упорных врагов не проняли. Наконец, японская армия пойдёт в заграничную атаку только тогда, когда станет ясно: возникла угроза существованию японского государства, а заодно и праву граждан — как на свободу, так и на жизнь.

На днях «готовый ко всему» японский премьер выступил в парламенте, где в очередной раз разъяснил избранникам народа, что доблестные японцы благодаря изменениям в конституции отныне смогут защитить как своих граждан, так и граждан-союзников за границей — в том случае, если «национальное выживание Японии будет под угрозой», а «права граждан на жизнь, свободу и стремление к счастью будут принципиально подрываться». Премьер уточнил, что основные положения конституции сохранились неизменными: Токио отправит войска за границу только в «экстренных случаях», то есть когда правительство сочтёт, что под угрозу «поставлено благополучие самой Японии».

В качестве примера «угрозы благополучию» Абэ назвал тревожную ситуацию в Ормузском проливе: нестабильность там может негативно отразиться на жизни японского народа, поскольку возникнет энергетический кризис. Депутаты не оценили этот пример по достоинству: ведь США «задружили» с Ираном, откуда же взяться Ормузскому кризису?

Куда более прямо высказался министр иностранных дел Фумио Кишида. Стало сразу понятно, откуда дует ветер. Фумио Кишида заявил, что угрозой для Японии станет… нападение врагов на Соединённые Штаты Америки. И в этом случае Токио встанет на защиту Вашингтона. Япония примет меры по защите своих союзников, заявил министр.

Что до Вашингтона, то тот, как мы уже писали на «ВО», полностью одобряет новую трактовку японской конституции.

«Япония имеет полное право оснащать себя так, как считает необходимым. Мы призываем её сделать это в прозрачной манере и продолжаем постоянно контактировать с ней по этому поводу», — заявила пресс-секретарша Госдепа Джен Псаки.

Американское одобрение понять несложно: мощная и «легально» воюющая Страна восходящего солнца нужна Белому дому для сдерживания растущего Китая.

Ранее японское правительство высказывалось также за ужесточение внешней политики, что означает то же самое: противостояние с Китаем. Что это за ужесточение? Поиск региональных союзников, тоже не ладящих с КНР, и реальная помощь им. Токио предложил странам, имеющим территориальные споры с Китаем, морскую помощь, и уже предоставил её. В декабре 2013 года береговая охрана Филиппин получила от Японии десять патрульных судов.

Одновременно японские власти выразили готовность поддержать Вьетнам — в вопросе спорных Парасельских островов, на которые претендует Китай.

А что же Китай?

Он стремительно вооружается. Особенно это заметно по его флоту. Флот растёт как раз по той причине, что у Китая немало морских территориальных споров с соседями.

Сегодня Поднебесная имеет на вооружении 51 подводную лодку, среди которых 28 атомных. Пекин «клепает» по 3 подлодки ежегодно. Кроме того, за полтора десятка лет (с 2000 года) в строй встали восемьдесят надводных кораблей. А к 2020 году у Пекина будет три авианосца (сейчас — один).

В Южно-Китайском море полно газа и нефти, что очень интересует Пекин. По мнению правительства КНР, одной только нефти это море хранит около 18 млрд. тонн (хотя в прессе можно встретить и другие, куда более низкие оценки).

Рыбные ресурсы Южно-Китайского моря тоже волнуют китайцев. По оценкам правительства, биологические и углеводородные ресурсы региона «тянут» на 1 трлн. долларов.

Кроме того, китайцам не нравится то повышение внимание, что уделяет региону Вашингтон. Наращиванием флотской мощи Пекин пытается дать понять Белому дому: в АТР Соединённым Штатам не место. Здесь главный — Китай.

Именно Китай «активизировал» в последние годы территориальные споры вокруг островов в Южно-Китайском море. Из-за конфликтов вокруг архипелага Сенкаку (Дяоюйдао) и спора из-за Парасельских островов отношения между Китаем с одной стороны и Японией и Вьетнамом с другой очень быстро испортились.

Очередной скандал между Китаем и Японией разгорелся совсем недавно — в июле, когда в китайской газете появились картинки с «ядерными грибами» на месте Хиросимы и Нагасаки и подпись: «Япония снова хочет войны». Официальный Токио, пишет , пообещал решительно отреагировать на картинки, а Пекин в ответ призвал японские власти смириться со своим «милитаристским» прошлым.

А вот ещё одна художественная подпись к картинкам: «Кровь на руках Японии, мясника Второй мировой войны, всё ещё сохнет».

Поступают известия и от Южной Кореи. Сеул тоже вооружается.

На Филиппинах возможностью войны с Китаем обеспокоено 93% респондентов, в Японии — 85% опрошенных, во Вьетнаме — 84%, в Южной Корее — 83%, в Индии — 72%, в Малайзии — 66%, в Бангладеш — 55%, в Индонезии — 52%.

Что до Китая, то там 62% опрошенных убеждено, что конфликт из-за спорных территорий с соседними странами может перерасти в войну.

Ну, и последняя на тему восточно-азиатского «закипания».

Дошло уже до космических военных планов: Поднебесная получила технологии, способные разрушать системы спутниковой связи. Технологии эти китайцам пригодятся для выведения из строя американских спутников.

Как сообщил 22 июля , помимо ракет, которые могут перехватывать и уничтожать спутники, в КНР разработали технологии глушения, способные разрушать системы спутниковой связи. По словам президента «Nexial Research» и аэрокосмического консультанта в Токио Лэнса Гатлинга, китайцы испытывают лазеры наземного базирования, которые могли бы уничтожать спутниковые солнечные батареи, а параллельно изучают вопросы использования абордажного оборудования на спутниках, которые могли бы на орбите деактивировать оборудование на американских спутниках. Такое вот пиратство XXI века.

Узнав об этом, американцы и японцы собрались объединять свои космические программы.

Итак, понятно, какие союзники готовы к возможному противостоянию с Китаем. Но вот кто союзник у Китая? Или один в поле — воин? А может, есть надежды на Кремль, у которого требует «свои» Курильские острова Япония?

Ведь уже о грядущем захвате Японией Курильских островов «по крымскому сценарию»…

Тигр — крупное млекопитающее семейства Кошачьи. Из наземных хищников размерами он уступает только белому и бурому медведям. С ним ассоциируются сила, быстрота, мощь.

Среди оставшихся в живой природе шести подвидов этого животного нет такого, о котором можно было бы сказать, что это «азиатский тигр». Хотя амурский и бенгальский, индокитайский и малайский, суматранский и китайский, в принципе, являются крупными азиатскими кошками.

Удачное название

К какому же конкретному виду или явлению применим распространенный термин и, вообще, что называют «азиатскими тиграми»? Понятно, что обозначенные объекты находятся в Азии. «Тигры» — это страны. Экономика четырех государств — Гонконга, Сингапура, Тайваня и Южной Кореи — сделала такой мощный рывок в своем развитии в период с 60-х по 90-е годы прошлого столетия, что каждая из вышеперечисленных стран получила в мировых СМИ неофициальное название — «азиатский тигр». Еще их именуют «восточно-азиатскими тиграми», или «четырьмя азиатскими малыми драконами».

И сопоставление растущих экономик с тиграми настолько прижилось, что появились еще «четыре новых азиатских тигра» — Индонезия, Филиппины, Таиланд и Малайзия, которые очень успешно развиваются в последние годы. «Кельтским тигром» обозначали растущую экономику Ирландии, «балканским» — Сербии, «татранским» — Словакии, «латиноамериканским» — Чили. Был даже термин «балтийский тигр», да куда-то исчез.

Главное достояние

Легендарные «азиатские тигры» (страны первой волны) имели в своей экономической политике много общих черт. Во-первых, у власти находились незаурядные руководители. Благодаря их здравому смыслу была выбрана мудрая стратегия, историей и внешней политикой этих стран. Во-вторых, все «азиатские тигры» (страны Сингапур, Тайвань, Южная Корея и Гонконг) обделены полезными ископаемыми. Зато так сложилось исторически, что главным их козырем, который позволил совершить невиданный скачок в экономике, была и остается веками выковываемая традиционным конфуцианским воспитанием и закаленная тяжелыми работами на дешевая и невероятно дисциплинированная рабочая сила. Этот феномен получил название «дальневосточный характер», основными чертами которого являются: трудолюбие, послушание, невероятный культ образования и социального продвижения, немаловажной была и ориентация на семейные ценности.

Отличительная черта внешней политики

Страны, относимые к «азиатским тиграм» первой волны, имели еще несколько общих черт. У власти находились авторитарные режимы, и государство очень активно вмешивалось в экономику, правда, в Гонконге капитализм больше приближался к либеральному идеалу.

Нельзя не отметить, что «экономическому чуду» очень способствовала активная, ярая, воинствующая антисоветская политика этих стран. Взамен им оказывалось Западом всестороннее финансово-технологическое содействие.

Особенности экономики Тайваня

Это были общие черты, присущие государствам, известным под названием «азиатские тигры». Страны, список которых приводился выше, имели, конечно, и существенные различия в своем развитии. Например, Тайвань сделал ставку на преимущественное развитие малого и среднего бизнеса, товары которого с этикеткой «Сделано в Тайване» заполонили мир. В географическом смысле — это остров в Тихом океане, находящийся в 150 км от восточной части Китая. В экономическом и политическом смыслах — это частично признанное государство — Китайская Республика. Именно она подразумевается под наименованием «малый азиатский тигр» (Тайвань).

Отец-основатель

Интересен тот факт, что успешный руководитель Тайваня, избиравшийся на два срока — Цзян Цзинго, при котором и случился экономический рывок, личностью был более чем примечательной. Сын Чан Кайши, отправившись на учебу в Москву, жил у старшей сестры В. И. Ленина Анны Ильиничны Ульяновой-Елизаровой, и даже взял ее фамилию — Елизаров.

Цзян Цзинго был председателем подмосковного колхоза и работал на «Уралмаше», что не помешало ему, вернувшись на родину и возглавив правительство Тайваня, жестоко подавлять прокоммунистические выступления. Ежегодный рост ВВП на протяжении 60-90-х годов при нем составлял 6,7%.

Движущая сила тайваньской экономики

Рассчитывая на дешевую рабочую силу, многие западные компании перенесли свои предприятия в страны, обозначенные как «азиатские тигры». Тайвань был одним из них. Локомотивом экономики на протяжении почти 40 лет была внешняя торговля, 98% которой составляли промышленные товары. Эта страна наладила торговые связи с 60 государствами. Тайваню не хватало собственной энергии, в страну экспортировалось ее до 98%. Сейчас там построены 3 которые обеспечивают более 20% национального потребления и ставят страну на 15-е место среди государств-пользователей атомной энергии. Не все было гладко на пути ускоренного развития.

Благодатные годы

В 50-е годы США оказывало островному государству мощную финансовую поддержку (30% всех инвестиций в страну). Сначала правительство взяло курс на импортозамещение, что дало сильный толчок к развитию промышленного сектора. Затем, после насыщения внутреннего рынка, экономика страны стала разворачиваться в сторону расширения экспорта.

Возникающие в зоны (первая — Гаосюн) способствовали совершенствованию научно-технического потенциала.

Выстояли и в кризис

В пределах жизни одного поколения родился и невероятно возмужал «азиатский тигр» Тайвань. Страна выжила в тяжелые для нее 70-е годы, когда она была исключена из ООН и находилась в международной изоляции, так как США к ней совершенно охладели. Однако правительство осуществило 10 проектов в области индустрии, транспорта и атомной энергетики, что позволило развиться тяжелой индустрии. Даже азиатский кризис 1997 года мало коснулся Тайваня. Символом экономического чуда в этой стране является небоскреб «Тайбэй-101», второе в мире по высоте здание.

Сингапур — азиатский бриллиант

Еще одна страна четверки — Сингапур — «азиатский тигр». Считается, что повторить «экономическое чудо» этого островного государства (63 острова) не удастся никому в течение еще 50 лет. Отцом «чуда» считается недавно умерший Ли Куан Ю. Во многом благодаря проводимой им политике страна, не имеющая даже собственной питьевой воды, является сейчас государством с лучшими системами образования, налогообложения и здравоохранения. Это государство банков, невиданных небоскребов и великолепных автомагистралей.

Одним из первых шагов блестящего юриста стала жесточайшая несмотря на то что она является чертой азиатского образа жизни. В этой борьбе он одержал победу. С самого начала правительством был взят курс на улучшение качества жизни, одной из основных целей в этом направлении было обеспечение каждого сингапурца собственным жильем. Отец нации умер весной 2015 года, он безраздельно правил страной более 30 лет. С ним прощались в течение недели, благодарные жители страны отстаивали 8-часовые очереди.

Член Большой двадцатки

Еще к «азиатским тиграм» относятся Южная Корея и Гонконг. Отцом-преобразователем первой из названных стран является Пак Чон Хи, пришедший к власти в 1961 году в результате военного переворота. Особенностью экономического скачка Южной Кореи является изначальная ориентация на создание крупных многопрофильных семейных холдингов «чэболь». Это была копия довоенной политики императорской Японии. Государство не просто бесцеремонно вторгалось в бизнес — он был под полным контролем.

Пак Чон Хи лично отобрал несколько фирм в различных отраслях экономики и сделал на них ставку, оказав им беспрецедентную государственную поддержку, для чего умело привлек огромные иностранные инвестиции. Экономика этой азиатской страны — одна из крупнейших в мире. Бескорыстность генерала стала легендой. Борец с коррупцией, он требовал от руководства «чэболь» полного и беспрекословного подчинения интересам государства. И эти семейные холдинги стали всемирно известными марками, такими как Samsung, LG, Daewoo, Hyundai, KIA и другие. При создании в 1999 году G20 Южная Корея вошла туда по праву.

Феномен Гонконга

Четвертым «малым азиатским тигром» является Гонконг, который с 1997 года входит в состав Китая, но пользуется при этом самой широкой автономией. Он является самым богатым городом КНР.

Движущей силой его экономического скачка является бизнес-климат, условия, созданные для ведения бизнеса. С целью привлечения в страну как можно большего количества денег, в Гонконге были уничтожены все преграды на пути технологий и капиталов. Максимально сократилось количество коррумпированных чиновников, понизилась налоговая ставка, уничтожена излишняя бюрократия. И деньги хлынули в этот город, в котором находится самое большое в мире количество контор, потому что в рейтинге стран с самым высоким индексом Гонконг занимает первую строчку. Здесь самая большая концентрация миллиардеров — 3 на 1 миллион населения. Показатель является самым высоким в мире. В этом городе абсолютно все находится в частных руках, а власти не имеют никакого отношения к делам бизнеса. Не все страны этого региона — «азиатские тигры». Япония и Китай к ним не относятся, но они наряду с «малыми драконами» являются самыми богатыми странами Азии и не только.

Страны Восточной Азии – Южная Корея (Республика Корея), Тайвань, Гонконг (с 1999 г. в составе Китая), Сингапур – называли азиатскими «тиграми», к ним примыкали «драконы» — Малайзия, Таиланд, Индонезия, Филиппины. «Тигров» считали образцом авторитарной модернизации, где в условиях ограничения демократии были достигнуты впечатляющие экономические результаты: 8 – 12% ежегодного роста экономики, например, В Южной Корее на протяжении более чем 30 лет.

Каким образом Южная Корея – крестьянская страна, находившаяся 40 лет (1905 – 1945 гг.) под контролем Японии и развивавшаяся как сырьевой придаток японской экономики, — оказалась в списке высокоразвитых стран мира в начале XXI в.? Какой секрет успеха привезли с собой в 1949 г. на экзотически красивый остров Тайвань, где не было промышленности, партия гоминьдан и остатки армии Чан Кайши (2 млн человек), бежавшие из коммунистического Китая?

Ускоренная индустриализация проводилась в этих странах не за счёт крестьянства. На Тайване начали с аграрной реформы, в результате которой в стране сложилась фермерская система в сельском хозяйстве. А в Южной Корее государство даже специально увеличивало закупочные цены на сельхозтовары, чтобы поддержать крестьянские хозяйства. В Южной Корее государство активно поддерживало два десятка огромных частных финансово-промышленных корпораций, которые называли конгломератами, так как они выпускали самые различные товары. На Тайване государство сделало ставку на развитие малого и среднего бизнеса, который сейчас производит 70% товаров и услуг и в котором занято около 70% населения страны. Рецепты разные, но итог один – «экономическое чудо».

Более 30 лет просуществовала военная диктатура в Южной Корее и однопартийный авторитарный режим на Тайване. Только в 1992 г. в Южной Корее и в 1996 г. на Тайване состоялись первые свободные выборы. В Южной Корее массовые выступления протеста вынудили военных пойти на демократизацию, а на Тайване была организована «тихая революция» сверху, но также в условиях роста влияния оппозиционных сил и под давлением широкого общественного мнения. Заслуга военных лидеров и авторитарных правителей в движении стран к демократии сводились к тому, что они не стали применять массовые репрессии против оппозиционных сил, требовавших демократизации и свободных выборов. «Нетерпимость в малом может привести к большим беспорядкам», — говорил наследник Чан Кайши на Тайване, идя на уступки оппозиции. Но оказалось наоборот, даже малые уступки по предоставлению свободы слова и созданию оппозиционных организаций привели к массовому движению за свободные выборы, которое остановить было уже нельзя.

До того как эти страны встали на путь демократии, господствовало мнение, что именно авторитарные режимы обеспечили их экономический успех. Эти режимы часто ставились в пример другим странам, которые стремились справиться с отсталостью.

Действительно, индустриализация связана с усилением роли государства. Но диктатура не залог успеха. В целом ряде стран диктатуры не только не способствовали модернизации страны, а напротив, консервировали отсталость и бедность, вели страну к катастрофе, голоду, междоусобным конфликтам. Диктатура застоя (Заир) – так называют такого рода режимы.

Не диктатура, а традиции конфуцианства, считают современные исследователи, стали решающими для экономического успеха азиатских «тигров». Конфуцианство распространено в Китае, на Тайване, где собственно живут китайцы, а также в тех странах, где они составляют значительную часть населения или играют важную роль в предпринимательстве (Сингапур – 70%, Малайзия – 35%, Таиланд – 15% и др.), и в Корее. Дисциплинированность, трудолюбие, уважение к старшим, личная преданность, уважение к начальству сочетаются в конфуцианстве с требованиями самосовершенствования, подчёркнутым вниманием к учёбе. Как говорят экономисты, квалифицированная, дисциплинированная и дешёвая рабочая сила и стала локомотивом «экономического чуда» в странах Восточной Азии.

Борьба с левыми силами была главной для латиноамериканских диктатур. Для восточноазиатских стран – Южной Кореи и Тайваня – главным было обеспечить политическую и социальную стабильность в условиях внешней угрозы. Южная Корея жила в напряжённом ожидании провокаций со стороны социалистического режима Северной Корее, который был инициатором войны против Южной Кореи (корейская война 1950 – 1953 гг.). Поэтому считали, что северокорейский режим не пропустит момента, чтобы воспользоваться малейшими сложностями своего соседа. Таковы основания авторитарного режима в Южной Корее. Опасения были не напрасны – в 1968 г. северокорейский режим пытался спровоцировать партизанскую войну на территории Южной Кореи. После прекращения «холодной войны» в Южной Корее вздохнули свободнее. Было уже выиграно и экономическое соревнование: в социалистической Северной Корее в 1990-е гг. стала реальностью угроза голода, а Южная Корея вошла в число развитых государств мира.

Внешняя угроза была решающей и для Тайваня. Коммунистический Китай рассматривал остатки армии Чан Кайши на острове как недобитых противников, а тайваньский режим считал, что материковый Китай захвачен «коммунистическими мятежниками». Большинство стран мира, включая Россию, признают Китай единой страной, Тайвань не является членом ООН, и его юридически не считают независимым государством. Даже несколько дней нестабильности на острове режим позволить не мог, будучи уверенным, что любым замешательством может воспользоваться Пекин. Поэтому демократизацию на Тайване под напором общественного мнения провели, но сверху, как «тихую революцию».